INDEPENDENT SKY: try harder and cross it!

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » INDEPENDENT SKY: try harder and cross it! » квесты » His Dark Materials || Dishonored — Silent Winter


His Dark Materials || Dishonored — Silent Winter

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

--

фандом[ы]: His Dark Materials, Dishonored
персонажи: Lord Asriel; Marisa Coulter; Outsider

когда: события после основной истории канона
очередь: Outsider; Lord Asriel; Marisa Coulter

Пожертвовав собой ради дочери, эта пара должна была сгинуть в пропасти, однако судьба распорядилась иначе, дав им еще один шанс. Однако они еще должны доказать, что достойны и просто выжить в незнакомом мире, встретившим их вьюгой и холодом. Срываем маски и покровы и становимся новыми людьми, открывая совершенно невообразимые ранее возможности.

[NIC]Marisa Coulter[/NIC]

+2

2

Азриел уже не осознавал, сколько продолжалось это падение – десятилетия, годы или считанные секунды. Единственное, что он понимал – Мариса здесь. Рядом. Пожертвовала собой ради Лиры. Ради его плана. Он ведь не просил её об этом. Безумная женщина… Его женщина. Хотя, здесь это не имело смысла. И, скорее всего, больше уже никогда не будет иметь…
Он закрыл глаза и погрузился в свои мысли. Наверно, он уже смирился со своей незавидной участью, учитывая, что главная цель его жизни все-таки достигнута, а о своем существовании после победы над Метатроном он, признаться, и не задумывался. Учитывая, что он и Колтер уже выиграли в номинации «Родители года», он сомневался, что даже если бы им удалось спастись, Лира сможет принять и простить своих непутевых отца и мать. Что ж, они хотя бы смогли ей подарить безопасное будущее. Ну, если, конечно, сердце не позовет её в очередную безумную авантюру.
Но тут… Он что-то почувствовал. Ветер. Ветер иного мира. Только такое объяснение могло быть у того, что в этой беспросветной тьме появились хоть какие-то признаки существования чего-то кроме небытия.
Азриел нахмурился и открыл глаза. Невероятно. Портал. В бездне. Где несчастные обречены на бесконечное падение. Или это следующий уровень их мучений? Хм... И тут он почувствовал снег на лице. Снег. Настоящий. Чудесный. Уже ставший таким родным за все время его путешествий снег. Он летел из этого прорыва в пространстве. Даже если это ледяные пустоши Кании, ему нужно туда. Определенно. Замерзнуть насмерть будет лучше, чем коротать вечность в компании все еще болтающегося где-то неподалеку ангела. Нет уж. Пускай составит себе компанию сам.
– Держись, – он еле успел шепнуть любимой и резким движением, притянул её себе, пытаясь судорожно придумать план. План - план - план - план… У него всегда был план. Должен быть план. Должно найтись спасение. В свободной руке внезапно появился крюк с веревкой, он замахнулся и...
Стоило только крюку оказаться в другом мире (а то, что это именно другой мир сомнений у Азриела уже ничего не вызывало), как неведомая сила стала засасывать их, словно бы желая поглотить их в этой разверзнувшейся белоснежной пасти, однако лорд не боялся. Был заинтригован, взволнован и вдохновлен. Но не испуган. Даже несмотря на то, что совершенно не контролировал ситуацию и сейчас полностью полагался на волю судьбы.
Перед глазами все словно бы поплыло. Он ощущал, что они пересекли порог между мирами, что деймоны все еще рядом, что сейчас будет удар и возможно будет больно. Потом он почувствовал, как его тело наконец соприкоснулось с, о счастье, чем-то материальным, что, кажется, он все-таки выпустил Марису, а где-то рядом раздался рык Стельмарии. Их падение спровоцировало небольшую лавину, и путешественники тут же понеслись вниз с невысокой горы.
Белое. Белое. Белое. Белое. Все вокруг такое белое. Снег обжигает и царапает лицо, и так давит, что, кажется, сейчас весь воздух вылетит из легких, и это вовсе не снег, а безумная и дикая горная река. И хочется закрыть глаза и позволить нести себя по течению вниз и вниз… А потом… Что-то теплое и влажное коснулось его лица. Еще и еще раз. Хотелось раздраженно отмахнуться, перевернутся на другой бок и заснуть… А настойчивое существо все не переставало, заставляя раскрыть глаза и уже высказать все в лицо, как наконец пришло осознание. Верный деймон не оставил своего хозяина и заставлял взять уже наконец ситуацию в свои руки. Ах, Стелмария! Сколько раз ты спасала жизнь, столько же, видимо, еще и спасешь.
Надо подниматься. Не очень-то его и побило. Могло быть и хуже. И уже было. Ладно, разберемся. Вот так и лежа в снегу, он рассмеялся, даже не пытаясь понять, где находится. Было просто слишком хорошо от осознания того, что даже от своего наказания они с Колтер смогли ускользнуть. И тут в мозгу что-то щелкнуло. Азриел вскочил, стал судорожно озираться, а его деймон нервно задергал хвостом, внимательно прислушиваясь к любому звуку, который мог бы помочь отыскать женщину. Взгляд обоих тут же наткнулся на золотой мех. Озимандия. Уже хоть что-то. Снежный барс тут же кинулся к нему и осторожно вытащил из снега, легонько прикусив за загривок.
К счастью, Марису снежная волна не погребла под всей своей массой, и уже через пару минут блондинка покоилась в объятиях любовника. Пытаясь добиться от неё осмысленного взгляда, он тормошил её за плечи, легонько бил по щекам, но единственное что было ему наградой это на пару мгновений приоткрытые глаза и какое-то неясно бормотание, перемешанное со вздохом. Ладно, делать нечего. Подхватив женщину на руки, мистер путешественник нахмурился, озираясь, и продумывая путь к спасению. Пурга стала усиливаться и это нервировало. Ни одного следа присутствия человека не видно. Или пока не видно. Лес? Там можно было бы укрыться. Вон, даже виднеется, но слишком далеко – не добрались бы, даже будь Колтрен на ногах.
– Азриеэл, посмотри сюда, – раздался мелодичный голос его деймона. Лорд тут же обернулся и на губах заблестела довольная, широкая улыбка. Пещера. Спасены.  Пускай и полноценный лагерь разбить не получится, зато хоть какая-то защита от ветра. А как уляжется буря, так можно будет выйти на охоту. Потом и людей поищем. Или другой портал.
– Ты умница, Стельмария. Хотя тебе это и так известно, – добавил он, устраивая Марису в углу, подальше от выхода и укрывая собственной курткой, – Согрей её,–
Барс тут же как можно крепче прижался к бессознательной женщине, уложив себе в лапы золотую обезьяну, а Азриэл тем временем занялся исследованием их нового обиталища. – Ты не поверишь, – вновь обратился он к деймону, – но мы самые везучие создания в целой плеяде миров. Тут недавно разводили костер, даже хворост собранный еще не весь израсходовали. Буквально пару часов назад. Видимо, охотники – судя по всему свежевали добычу. Видимо, успели уйти до начала метели. Значит, где-то неподалеку есть поселения… – пока он монотонно говорил сам с собой, для того, чтобы настоится на нужное течение мыслей, в укрытии вновь разгорелся костер, а леди Колтер наконец зашевелилась.
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

+2

3

Лира... Лира, доченька...
У миссис Колтер не было слабостей. Так, по крайней мере, считал весь мир. И пара соседних мирков тоже. Да, у нее не было слабостей. Грязная, греховная женщина, даже ангел увидел в ней только ложь. Эта ложь помогла ей, она всегда помогала ей, и теперь, в последний раз... Она сделает все правильно и сможет наконец сказать самой себе - я прожила жизнь не зря. Она прожила ее ради своего ребенка. Не в этом ли смысл женщины - отдать всю себя ради рождения новой жизни? И в то же время... В то же время она эгоистично радовалась тому, что рядом с ней находится ее любимый человек. Азриэл. Тот, с кем она становилась слабой и покорной. Через сколько им пришлось пройти, чтобы вот так - вместе уйти в небытие? Да, она была счастлива.
Она лгала и лгала, лгала ради Азриэла, ради Лиры. Ложь пропитала ее, делая невозможным ответ на вопрос - а кто такая Мариса Колтер? Кем она была, что представляла, все стало ничем, когда она в этом бесконечно движущемся и сражающемся комке тел понеслась в бесконечность и забвение.
Она убила ангела. Они убили ангела.
А потом пришло забвение. Мариса встретила его с достоинством. Мягко улыбнулась и протянула руку. Озимандия не сможет пойти с ней по этому пути, но она чувствовала, все еще чувствовала поддержку своего деймона, который улыбался и желал ей удачного пути. Не будет слез, ей больше незачем плакать - она свободна.
А потом она почувствовала холод. Будто кто-то дунул на шею, совсем легонько, но от этого мурашки пробежались по всему телу. Мариса почувствовала сильную руку Азриэла и успела даже сквозь опущенные веки увидеть яркий ослепительный белый свет, а потом она полетела, полетела куда-то в неизвестность. Где-то позади остался яростный крик Метатрона, а потом наступил холод.
Она неслась куда-то, вспоминала прошлое. Вот Лира - она так выросла, стала такой красивой, сильной, смелой, в ней было все лучшее от них обоих. А вот сама миссис Колтер. Она стоит словно обнаженная, пронизанная взглядом Метатрона, а он рассматривает ее, будто экспонат в музее. Ха, экспонаты так не хотят. А он хотел ее. Он вдыхал аромат ее кожи, он смотрел на нее, следил и не мог отвести взгляд. Он, ангел. От нее. Ты молодец, Мариса, ты действительно что-то можешь. А вот она с Азриэлем. Это было давно, не сейчас. Очень давно. Она была честолюбива, да и он тоже. Но все планы полетели к чертям, когда они были вместе, она будто и забыла о своих мечтах и карьере. Ты шлюха, миссис Колтер? Нет, я просто знаю цену своему телу. А вот дети. Один за другим. Она находила их, улыбалась им, кормила. И уничтожала. Сожалеешь? Нет. Должна сожалеть, но ей плевать на этих детей. Всегда было плевать. Они были средством. Только Лира, только она...
Нет, нельзя проводить вечность, путешествуя по воспоминаниям? Где же это чертово забвение? Это Мариса здесь дама - это ей положено опаздывать, а она все ждет и ждет.
А где-то на периферии она чувствовала Озимандию. Подождите, но как? Ведь она же умерла! Она просто не могла выжить, она закончила свою историю и была даже удовлетворена финалом. Но почему-то она все еще была связана со своим деймоном, она все еще существовала где-то, и это пугало. Но и раздражало. Да что такое?
А потом она пришла в сознание.
Оно вернулось внезапно. Миссис Колтер резко выдохнула и зашлась в кашле. Прижав руку к груди, она пыталась вдохнуть, но легкие словно отказались работать, в отличие от сознания. Наконец, первый вдох холодного воздуха, который словно раскаленным пламенем пронесся по горлу и полетел внутрь. Словно крепкий алкоголь. Ее мгновенно объял жар - тело приготовилось сопротивляться холоду. Второй рукой Мариса нащупала лапку деймона и издала что-то вроде стона - счастье. Они все еще вместе, рядом, она чувствует его мех. О господь...
Господь мертв, Мариса.
Потом миссис Колтер смогла сфокусировать взгляд. Пещера. Холод. Снег - там, снаружи. Что за?.. Как она здесь оказалась? Как вообще это возможно?
А потом она увидела Азриэла.
Глаза миссис Колтер наполнились слезами, которые она сдерживала уже давно. Она не давала им пролиться, когда лгала Метатрону, не дала им воли и во время полета. И только сейчас, когда все это осталось позади, она разрыдалась и бросилась к любимому человеку, прижавшись к его груди и вцепившись в одежду.
- Азриэл, я думала, что мы умерли, Азриэл, - шептала она сквозь слезы, давясь соленым комком в горле и чувствуя жжение в носу, - Но мы живы, живы... Живы...
Даже еслии это вариант забвения - то ей больше ничего не надо. Если она разделила его с Азриэлем, если рядом Озимандия, то она готова к этому.
- Живы... Живы... - повторяла она как самое прекрасное в мире слово, - Живы...
Нет, это не забвение. Она слышала, как сердце стучит барабанов в ее ушах, она чувствовала каждую клеточку своего тела. И тела Азриэла.
[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

0

4

Азриэл молчал, крепко сжимая женщину в своих объятиях, наблюдая полуприкрытыми глазами за игрой их деймонов. Золотая обезьяна прижалась к снежному барсу, а тот в ответ повалил её на землю, зарываясь носом в мягкий и длинный её мех и издавал радостное утробное урчание.
Так же и мужчина последовал поведению своей Стельмарии, уткнувшись лицом в золотые локоны. Чувствуя её после обморочную слабость, Аз перехватил свою возлюбленную покрепче и наконец тихо произнес: - Зря ты так резко вскочила,-
Сильные руки осторожно поглаживала её волосы, пропуская упругие пряди сквозь пальцы – будь его воля, он мог бы провести за этим занятием и несколько часов, однако… Сейчас не место и не время. Сейчас надо выжить и найти путь не только из этого снежного плена, но и дорогу домой. Надо объяснится с дочерью, надо окончательно добить Магистериум, надо… В конце концов, рассказать ученым Иордана о всем, что ему удалось узнать. Да уж, Азриэл, дел и правда много. Единственная тревожная мысль, которая роилась в самом уголочке его сознания – портал. Ксафания успела поведать ему, что именно через эти щели в ткани мироздания пыль и вытекает из мира и это плохо. Это может привести к краху. Кроме того, открытый портал создает призрака… Любой или только открытый ножом? Но хранитель кинжала слишком далеко, под опекой духа своего отца вместе с Лирой. И призрака нет. Иначе бы он уже давно их учуял и уже придушил бы деймонов. А самостоятельно портал просто не появился бы в этом месте. Это противоречит всем законам. Это… словно червоточина. Неправильная. Неестественная. Её не должно было существовать.  Но она была. И в ней оказалось их спасение.
Он устало потер переносицу. Не сейчас. Нужно отложить бесполезные в данный момент рассуждения и подумать о чем-то более важном. Разобрать вещи, например. Как опытный путешественник он всегда брал с собой то, что могло помочь ему выжить. Конечно, признаться даже он не верил, что выйдет живым из схватки с Метатроном, но привычка оставалась привычкой, и даже в последний бой он отправился хорошо экипированным и подготовленным к любой ситуации.
Выпустив наконец Марису, он мягким, но властным движением вытер её слезы, подобрал скинутую ей куртку и вновь набросил на плечи.
– Теперь все будет хорошо. Садись к костру. Хотя, сомневаюсь, что мне стоит тебя учить выживанию в подобных ситуациях. Напомни, сколько ты пряталась в Гималаях с Лирой? – говорил Азриэл, вливая в своей голос как можно больше уверенности и долю насмешки, расстилая перед огнем полотно из рюкзака, – Может, дашь и мне пару уроков? –
Короткая усмешка и тихий вздох – только сейчас почувствовал, как накатила усталость резкой, сокрушающей и слишком внезапной волной. До бездны у него была цель. Сейчас его предназначение уже было выполнено, и какая-то внутренняя пружина в нём ослабла, заставляя выпустить все скопившееся в нем напряжение, изнеможение и страх. Он принялся ожесточенно массировать виски, как часто делал в минуты глубокой задумчивости. Стельмария подошла к своему хозяину и потерлась головой о колено с тихим мурчанием. Однако лорд отстранил своего деймона и спокойно прошелся из одного угла пещеры в другой, не собираясь так просто поддаваться слабости. Если он сейчас просто усядется у костра, то сон его точно одолеет, а этого допускать нельзя. Однако вдали от потрескивающего хвороста ему, без куртки, было уже слишком холодно и некомфортно. Нужно греться.
Все-таки вернулся к Колтрен, опустился рядом с ней и властно притянул женщину к себе. – Знаешь, чего я больше всего боялся? – наконец зашептал он прямо на ухо, зарываясь носом в её волосы, иногда прерываясь и прижимаясь губами к шее или целуя золотые кудри, - Что это он тебя соблазнит, а не ты его… Не хочу сказать, что не верил в тебя. Или тебе. Но был готов к такому исходу. Скорее, не верил в себя. Обедневший лорд, который на каждую свою экспедицию вынужден клянчить деньги, как побирушка, не может тягаться с Регентом. Тебе бы пошло сидеть на солнечном троне... А потом ты пришла. Такой прекрасной я тебя еще не видел. И Пыль сверкала в волосах… И стало сразу не страшно. Я видел, как он пожирал тебя взглядом. И это тоже придало мне решимости. Сражаться за тебя было бы честью для любого мужчины, -
В первый раз признался ей в том, что терзало его долгие годы – останься у него прежнее богатство и влияние – ушла бы она? А может стоило тогда загнать свою гордость куда подальше и отказаться от дуэли? Просто сбежать и работать вместе. Он мог бы придумать миллион идей. Но оба оказались слишком гордыми и честолюбивыми.
- Тогда, в Королевском Арктическом Институте, когда мы только встретились и тут же вступили в диспут о политической структуре ледяных медведей Свальбарда…Тогда ведь все и началось. Будь у тебя возможность все изменить – ты бы ей воспользовалась? -
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

+1

5

Где та безупречная женщина, которой она была уже столько времени? Сейчас Мариса чувствовала себя на пятнадцать лет моложе и глупее, с радостью принимая ласку любимого. Довольно быстро ее всхлипы стихли, будто короткий летний ливень пронесся. Она начала успокаиваться, она всегда быстро приходила в себя, а уж теперь, когда ей в этом помогали...
А в голове уже начинали работать мыслительные шестеренки. Истерика истерикой - но как и где они?
Она не знала, хочет ли вернуться назад. Она скучала, до боли мечтала вернуться к дочери, но она понимала, что все равно ничто не поможет им стать нормальной семьей, слишком много крови на ее руках, на руках Азриэла. Да и Лира жила все эти годы без них, нужны ли они ей? Хоть в конце, в самом конце миссис Колтер смогла поступить как настоящая мать, а не как обычно, разве имеет она право теперь возвращаться и снова все портить? Но она так этого хочет, чертова эгоистка.
Хочет ли она вернуться назад... Но откуда вернуться? Пока что она чувствовала только холод. Из пещеры был виден лишь снег, застилающий всю округу - в каком они вообще мире? Не менее интересный вопрос - как они сюда попали? Она помнила, хоть воспоминания и смешались в кучу, она помнила яркий свет, но, скорее всего, это был отблеск снега. И на обычную щель между мирами это не было похоже. Это не было похоже вообще на что-то из ее прошлого. Что-то совершенно новое и неправильное, это чувствовала миссис Колтер даже не головой, а сердцем, пресловутой женской интуицией. И ей хотелось разобраться в этом.
Азриэль отстранился и укрыл ее курткой. Он пытался быть самым уверенным и сдержанным здесь - как обычно. Бери пример с него, Мариса.
Она слегка улыбнулась, услышав его слова. Хотелось бы ей сказать, что для выживания по ее методу, ей придется накачать его снотворным - иначе она не привыкла. Но шутка застряла в горле, не желая быть высказанной. Значит, еще не готова к такой самоиронии, а жаль, сейчас это было бы кстати.
Мариса плотнее прижала к себе куртку и поджала ноги, сохраняя драгоценное тепло. Она привыкла к холодным экспедициям, но обычно все же была к ним более подготовлена, нынешняя ситуация явно выбивалась из общего потока. Да она вообще из всего выбивалась! Сумасшествие, просто сумасшествие! Озимандия явно был с ней согласен, она это прекрасно чувствовала, однако он относился к этому даже положительно. Он испытывал все то любопытство, на которое в данный момент сама миссис Колтер пока не была способна. Он отдувался за них двоих и пока в их тандеме был, пожалуй, более собран. Понюхал снег, даже лизнул его и скривился. Да уж, явно не лучшее угощение в нашей жизни.
Азриэл вернулся. Он говорил ей то, что она всегда мечтала услышать. Она была готова слушать такие комплименты вечно. Ей говорили многое и многие, но именно из уст этого человека любое признание становилось самым главным в жинзи. Она нежно провела рукой по его шее, почувствовала колючую щетину - в последнее время Азриэлу было совсем не до этого. Она вдыхала его запах и смотрела на него, смотрела и смотрела. Да, этот не тот безукоризненный лорд, каким она увидела его впервые, его изрядно потрепало. Да и она сама была не в лучшей форме. Но какая разница?
- О Азриэл, - все еще немного хриплым после рыданий голосом ответила она, обхватывая его лицо руками и глядя прямо в глаза, - Зачем мне что-то изменять? Я люблю тебя, и у нас родилась самая чудесная в мире дочь, что такая как я еще может желать? Я ни о чем не сожалею, - в голосе ее слышалась твердость и уверенность.
Однако даже сейчас она лгала.
Да, она думала о том, чтобы все изменить. И не раз. А что если бы она не поддалась тому искушению? Как бы сложилась ее жизнь, если бы она была верной женой? А может, стоило сбежать еще тогда, наоборот, поддавшись порыву, убежав за Азриэлем куда угодно, хоть на Север, хоть в иной мир? Она перебирала множество вариантов - одни казались ей невозможными, другие слишком неправильными, но она думала об этом. Но разве могла она это сказать сейчас?
- Мы здесь и мы живы, - продолжала она, проводя ладонью по щеке мужчины, - Это самое главное. Мы выберемся отсюда и распутаем все загадки. Мы же тут все просто гениальны, - наконец она позволила себе улыбнуться той самой уверенной и сводящей с ума многих улыбкой. Она чувствовала, как загорается свет в ее глазах, как пробуждается сила, хотя она должна была быть полностью опустошена.
- Мы не должны здесь оставаться надолго, - сказала миссис Колтер, - Но сначала...
И она наконец сделала то, что так давно хотела. Со всей силой и жаром она поцеловала Азриэла в губы, лишь спрашивая себя - почему она не сделала этого раньше?
[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

+1

6

Ох, Колтер. Чертовка. Даже сейчас она лжет. Лжет, не краснеет, и делает это с самым честным видом, на который она способна. Любой другой бы купился. Даже ангел повелся. Но не он. Слишком хорошо он знал Марису, которая уже перебрала в голове сотни, если не тысячи вариантов возможных событий.
Когда она коснулась его, в лице Азриэла так ничего и не поменялось, однако где-то рядом раздалось довольное урчание большой кошки, мех которой ласково перебирал Озимандия. Иногда наблюдать за деймонами даже самому лорду было интереснее, учитывая, что ни Мариса, ни он сам не славились умением проявлять свои истинные эмоции. Тем более такие. Как когда-то верно заметила их дочь, со стороны их отношения больше походили на пытку, чем на любовь, что всегда явно подтверждали снежный барс и тамарин. Те предавались каким-то своим собственным ласкам: то вовсю использовали когти и клыки, словно бы вступили в яростную схватку, то блаженствовали от одной близости друг друга.
- Ты опять врешь, но делаешь это так элегантно, что я даже не могу на это злиться или затаить обиду. Как принимал, так и буду принимать любую твою ложь. За это я тебя и люблю, - на губах промелькнула усмешка, в то время как она продолжала говорить.  Он слушал её, и голос женщины успокаивал и дарил какую-то легкость. Однако в ответ на её улыбку он лишь горько, но звонко рассмеялся – Будь я гениальным, мы бы здесь не оказались, Мариса, -
Он хотел было рассказать, что он совершенно не гениален, что он устал, что его гложет чувство вины. За то, что не смог удержать свою женщину много лет назад. Не справился с тем, чтобы огородить своего ребенка от всего этого безумия.
Азриэл тоже думал о том, что могло бы измениться, будь он хоть капельку умнее. И, равно как и Марису, ни один из вариантов его не устраивал. Всегда появлялось какое-то «но». Возможно, ему и стоило высказаться. Однако вместо всех размышлений вырывалась какая-то скупая и дежурная фраза: - Зато это замечательная возможность исследовать очередной новый мир. У меня есть предчувствие, что он преподнесет нам не мало сюрпризов. Снежная буря уляжется и можно будет выдвигаться. Думаю, как раз к утру. Нам стоит…-
Однако договорить лорд Азриэл не успел. Она его перебила, а потом…
Стало непередаваемо жарко. Поцелуй получился бешеным, безумным и ненасытно жадным. Одним резким рывком он прижал женщину к себе, наслаждаясь ощущением её близости. Секунды хватило, что бы вспомнилось, что случилось буквально… пару часов назад? Или времени прошло еще меньше?..
Там, на горе. Последние страстные объятия. Быстрые, скомканные поцелуи. Метатрон рядом, нельзя тратить время, вдруг он что-то заподозрит. Он видит, как блестят её глаза, она готова разрыдаться, но держится, понимая, что сейчас решается судьба всего мира. Хотя на мир ей было плевать. Тогда решалась судьба Лиры…
Хватит, это в прошлом. А сейчас надо думать о будущем. Надо отдохнуть, лечь спать и на рассвете выдвинуться в путь.
Но глаза его уже загорелись, а кровь закипела – слишком много адреналина все еще бурлило в жилах после боя, слишком много так долго сдерживаемых чувств роилось в душе.
- Безумная…-только и выдохнул он с каким-то тихим рыком, повалив её вниз. В мгновение секунды она уже лежала у огня, а Азриэл нависал сверху. И не делал ничего. Просто любовался. Осторожно перебирал растрепавшиеся пряди. Утирал оставшиеся слезы. Вдыхал её запах. Наслаждался каждой секундой. И шептал комплименты.
Им овладела не похоть и не жажда женского тела. Будь на её месте любая другая, он бы даже не взглянул в её сторону. Но рядом с ним Мариса. Любимая. Живая. Такая горячая. И это заставляло вновь и вновь целовать её лицо и шею, и все те места, до которых уже добрались наглые руки и освободили от этой глупой одежды. Какой идиот вообще её придумал?
Почему-то именно сейчас он её приревновал. Ко всем её любовникам, к Бореалу, даже к этому безумному плану по соблазнению ангела. Лорд Азриэл, но вы же всегда убеждали её что вам все равно. Вы даже верили в это сами!  Но именно в это мгновенье её многочисленные интрижки показались такими несправедливыми – он столько ждал, чтобы быть с ней, а эти глупые людишки удостоились её внимания просто потому что в какой-то момент их жалкой жизни оказались нужны ей, пока она плела свои козни.
- Больше я ни с кем не собираюсь тебя делить. И как только вернёмся домой, ты сменишь наконец эту дурацкую фамилию, Колтер, - хрипло прошептал он, склонившись близко-близко и в очередной раз целуя её еще даже более жадно. 
А что случилось дальше он уже плохо осознавал…
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

+1

7

А он ответил ей. Да, в этом и состояла вся их любовь - встречаться внезапно, урывками, в самый неподходящий момент, разбегаться, боясь слишком обжечься. Подумаешь, что холод, плевать на ранения, это было нормально и это было прекрасно. Каждый раз она обманывала себя, говорила, что это навсегда, что теперь-то точно она никуда не сбежит, она откажется от амбиций, лишь это не прекращалось. И он, он шептал ей комплименты, с легкостью обещал то, что никогда бы не смог выполнить, а она, как дурочка, верила. Потому что хотела быть обманутой. Именно им.
Каждое его прикосновение отзывалось в ней колоколом, заставляло выгибаться, не пряча переполняющих чувств. Деймоны тоже не сдерживались, сплетаясь в безумный клубок, больше напоминающий сражение, чем ласку. Да, возможно они и правда сражались друг с другом. Сколько она себя помнила - Азриэл был для нее не только любовником, но и соперником. Почему-то жизнь обожала ставить их по разные стороны баррикад. Или она сама так делала? Не отталкивала ли она его своими руками?
А зачем спрашивать, если ответ и так очевиден. "Не пойдешь со мной - ты станешь бесполезной". Да, так он ей говорил, а она, пусть и едва сдерживая рыдания, уходила. Она будто проверяла все это на прочность - ах так, ну давай, докажи, докажи, что откажешься от меня. И побеждала.
- И не надейся, - с улыбкой ответила она, принимая каждый его поцелуй.
Попробуй заставь, Азриэл. Докажи, что можешь заставить.
И он каждый раз доказывал. Всякий раз у него это, черт возьми, отлично получалось.
А снаружи буря и не собиралась утихать, скрывая пару от всего мира. Или даже от всех миров. Никто не мог проникнуть в их собственное пространство, будто новую реальность, созданную специально для них. Ветер стонал, обнимая снежинки и кружа их в диком страстном танце. Ветер ли стонал?
Никто не мог увидеть их. Или все же? Какая разница.
Не спать. Не спать, не спать, не спать. Спать в такой холод, пусть даже и у огня - самая глупая идея в мире. Нельзя спать. Не смей, Колтер, не закрывай глаза, не проваливайся в темноту.
Дышать тяжело, на губах привкус соли и совсем-совсем не холодно. Хорошо. Спокойно и хорошо. Она прижалась к груди мужчины, медленно и сонно поглаживая его рукой, все медленнее и медленнее...
Она уже и не вспоминала всех тех, с кем разделила постель до этого. Их словно и не было. Как не было и любовниц Азриэла. Вот уж вряд ли он отсиживался всю свою жизнь со своими приборами, не таков он был. Он мог поддаться мгновению, такой уж он, глупый. Да и наплевать, сейчас с ним именно она и, черт возьми, она гордится этим. Глупая эгоистка, любящая заниматься самокопанием. Вот надо же ей было получить в свое время мозги. Было бы неплохо сейчас оставаться просто дурочкой с одним намерением в голове. А вот нет.
Колтер засыпала. Даже ругалась сама с собой она уже с каким-то непостижимым умиротворением в душе. Да, давно она его искала и нашла в совершенно невозможном месте, посреди невозможной бури, после невозможного спасения. А все потому что он всегда доказывал ей, что для него нет ничего невозможного, даже когда она в это не верила.
Колтер заснула, а где-то на периферии слуха она слышала гудение далеких кораблей и китов. Было ли это уже частью сна или отголоском мира, в который они попали? Какая разница.
[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

0

8

Поддается и всегда поддавалась, чтобы потом, со слезами оттолкнуть его прочь и вновь исчезнуть. В этом была вся суть их отношений. Но таких страстных, волнующих и полных настоящей, искренней любви. Уж лучше так, чем провести всю жизнь в сплошном спокойствии и умеренности.
Наблюдать за Марисой сейчас было восхитительно. За тем, как она улыбалась, как смотрела из под ресниц. Словно бы они перенеслись в прошлое, в их самую первую встречу. То, что утром началось как горячий спор на собрании Арктического Института к ночи переросло во что-то странное, диковинное и доселе неведомое, пугающее их самих. Весь торжественный вечер и последующий ужин они перекидывалась холодными взглядами, в которых читалось неприкрытое презрение к оппоненту, и нарочито не замечали друг друга. Со стороны казалось, что между этой странной парой пробегают какие-то безумные искры, и люди даже обходили их стороной, боясь, что сделай они шаг ближе -  ударит током.
А потом был танец. В конце каждого приема был танец, так же как и в конце каждой сказки. Вот она совершенно сиятельная и прекрасная. И он - галантный и харизматичный. И как только так получилось, что они встали в одну пару?.. «И танцевали они на балу, и сыграли свадьбу, и жили потом долго и счастливо…» Долго и счастливо, как же. Хотя, возможно дотанцуй они до конца, а не сбегай словно преступники, пытаясь незаметно пробраться в её спальню, сейчас бы сидели в окружении детишек у камина? Нет, не сидели бы. Где угодно, может даже с детишками, но явно не в тишине и покое. Такая уж у них натура. 
Она совершенно не изменилась. Такая же неотразимая. Такая же чувственная. Такая же страстная. Прижимается к нему, как зверек. Устала.  И деймоны наконец угомонились.
Азриэл про себя улыбнулся, поглядывая на спящую Марису, укутывая её во все, что только смог найти. Ему совершенно не хотелось тревожить её покой – в последние дни она устала гораздо больше, чем сам лорд. А он со Стельмарией будет охранять её сон. Подбросил остатки хвороста и костер вспыхнул с новой силой, покрепче прижал к себе, не позволяя ни одной крохе тепла покинуть хрупкое, женское тело. 
Спать не хотелось, что ясно демонстрировал его деймон, который словно верный страж уселся у уже порядком заметенному снегом входа в пещеру и внимательно вглядывался в ночь, сквозь все еще беснующийся ветер.
Эх, почитать бы. Но, увы, книги он как раз и не захватил – все-таки для такого даже его предусмотрительности была недостаточно.  Подложил под спину рюкзак и устроился полусидя, все так же обнимая любимую. Что бы не терять время зря, стал мысленно составлять отчет в Иордан-Колледж и палату лордов. Вот же ж удивятся его старые добрые враги – они-то уже давно надеются, что он стал ужином северных медведей.  Пусть ждут. Пусть.
А потом начало что-то происходить. Сознание Азриэла словно бы помутилось и его резко начало клонить в сон, будто бы весь организм разом сдался под напором усталости. Он бы даже принял такое объяснение, в конце концов не самый легкий был день, но взволнованная Стелмария тут же оказалась рядом. Внезапный сон вовсе не окутал его деймона! И самым обидным было то, что после того, как его армии одержали победу над Небесным Царством, а они с Марисой над его Регентом, он сам не может справится с сонливостью! Слабак ты Азриэл, слабак... Он хотел было оскалится, что-то добавить, но тут же осадил себя.  Ладно. Что-то подсказывало ему, что это будет не просто сон. Поддадимся. Ну, если уж что-то так настойчиво хочет, что бы он тоже отдохнул…
Азриэл закрыл глаза и начал проваливаться в дрему.  Сколько времени прошло он не осознал – ему никогда не снились сны. Каждая ночь у него была совершенно проста и прекрасна в своём изяществе – там, где кого-то поджидали цветные удивительные сны, его ожидала чернота.  Ни кошмаров, не воспоминаний. Лучше и быть не могло. 
Так что когда, глаза его открылись, и он увидел окружающий его пейзаж, догадка в очередной раз подтвердилась – здесь было что-то не то. А потом его внезапно объял страх. Нет деймона. Стельмарии не было рядом.  Даже если это сон – это неправильно. Он чувствовал пустоту, как никогда раньше.  Он ощущал боль. Где-то внутри, что-то слишком сильно ныло. Словно бы дыра в сердце. Неужели его дочери пришлось пройти через такое же?.. Только вот ей пришлось так страдать не час и не два...
Мужчина вздрогнул и мотнул головой. Прекратить панику и взять себя в руки. Если люди из других миров могут обходится без деймона значит и он проживет одну ночь. Заставил себя огляделся. И замер.
Ибо он наконец узрел Бездну во всей её красе.
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

+1

9

Бездна любит новых гостей – невиданных ранее чужеземцев без чёткого прошлого и сотен, если не больше, вариантов будущего с малейшими изменениями или глобальными – выбирай что хочешь. Бездна никогда не посещает обычных – не в её принципах, если она вообще в них нуждается, как в каком-то показателе.
Её хранитель остаётся беззвучным, когда первые червоточины появляются в мире, который он когда-то считал своим домом; разрушают его, разрывают на части и тем самым увеличивают периметр воздействия. Через раны собственного мира Чужой теперь мог бы оказаться в любой Вселенной, в которую попала хотя бы частица его места обитания. Если раньше у Бездны и были границы, то теперь и их нет.
Хранитель качает головой, считая это равноценной оплатой за боль, которую нанесли этому миру десятки чужих неизвестных. В любом случае Бездна одна везде – и её влияние будет расти с расширением этих странных дыр. Может быть, ей даже придётся взять новый облик, который будет более логичен в новом измерении или перестать становится чем-то осязаемым хотя бы на глазах.
Бездна должна оставаться Бездной. И принимать новых интересных гостей.
Двое привычных в понимании людей без чётких линий за спиной, без веры и какой-либо поддержки. Два человека, чьё общество друг для друга остаётся одним из самых ценных даже в незнакомом для них мире. Когда они начинают засыпать, он уже пристально осматривает каждого, проникает в их тела и в своём видении расщепляет их на миллионы мелких частиц.
Никто из смертных не знает, как это происходит – как один заинтересованный взгляд на кого-то превращает это существо в объект всевозможных исследовании. В ту же минуту, в те же секунды. Поэтому, как только они оказались здесь, смогли устроиться и уснуть рядом друг с другом, Бездна уже знала о них всё, что могла, кроме самого интересного.
Он скрещивает руки на груди, и, когда последний погружается в сон, его силы начинают действовать – сначала незаметно, изменяя малейшие параметры, пока привычное не становится иллюзорным, а фантастическое – осязаемым. Пещера незнакомцев становится их оплотом спасения, темнота исчезает, оставляя после себя абсолютную пустоту, которая постепенно наполняется кусками реальности этого мира – корабли, зависшие в пустоте, куски руин и целые здания, плывущие по известному только им течению времени.
Он не появляется рядом, только голос окружает их со всех сторон, заставляя прийти в себя во сне о звучать внутри их тел.
- Новые лица в этом мире – исключительное явление, чтобы оставить его незамеченным. Вы покинули свой мир сами или оказались здесь по велению ваших Богов? Впрочем, это не так уж важно - он ненадолго замолкает, дав возможность для ответа новым гостям в его мире. Его голос спокоен и почти безэмоционален – только  толика заинтересованности сквозила в его вопросе, ощутимая, но и только.
Не готовы, -  надписи на неизвестном языке появляются на кораблях и руинах неровным резким почерком.
Не уверены, - вслед за ней, изуродованные узором из трещин.
Или всё-таки нет? – перечёркивая прошлые слова.
- Холодные земли -  не самое лучше приветствие этого мира, хотя здесь оно теряет свой смысл. Интересно, как вы можете ещё повлиять своим присутствием, кроме тех «окон», которые появились вместе с вами? Похоже, что дальнейшие несколько лет будут весьма.. забавными, пока кто-то из таких же, как вы, не разорвёт этот несчастный мир полностью.
Бездна перестала быть от чего-то зависима много тысячелетий назад. Появившаяся неоткуда, о ней слагали легенды, ею восхищались, ей поклонялись, как будто она могла уничтожить эти земли, если бы хотела. Но прошло столько лет, а судьба этого мира остаётся неизменной, пока очередной антагонист не появится, чтобы спасти его, и его враг, чтобы – уничтожить.
Чужому интересно, к какой стороне можно приписать этих людей и можно ли, если сейчас они решат уйти куда-то ещё, не оставив после себя ничего. Но тогда это было бы крайне скучно.

+1

10

Азриэл обычно почти мгновенно приходил в себя, учитывая его опыт путешествий между мирами, однако даже ему все-таки потребовалось несколько секунд, чтобы освоиться здесь. Он видел разные миры: неотличимые от его собственного и совершенно незнакомые. Пустые и те, в которых только зарождалась жизнь после очередной катастрофы. Миры, где у людей не было деймонов, или где у деймонов не было людей. Но у них было одно общее - Пыль. И, кхм, чуть менее фантастические пейзажи.
Это же место отличалось, наверное, от всего, что он когда-либо созерцал. Казалось, что это даже не мир, а его осколки, парящие в небытие, но все еще существуют по желанию какого-то высшего разума. Да и нельзя было сразу сказать – подвержен ли он влиянию Частиц.  Но первой мыслью мужчины было не удивление и не страх, а любопытство. И сожаление, что тут нет необходимого оборудования, чтобы изучить каждый камушек и каждую пылинку в воздухе. А еще бы алитеометриста сюда и было бы совсем замечательно. 
Хотелось чуть склонится и привычным и властным движением потрепать Стелмарию по холке, но вновь занывшая дыра где-то в душе тут же напомнила: сейчас ты один. Один. Смирись и прими. Хотя бы Мариса рядом. Интересно, она ощущает все это также?
А потом зазвучал голос. Мужчина не стал озираться и в панике крутить головой, пытаясь определить источник, потому что ясно осознавал: кто бы с ними не говорил, он повсюду. Или даже в нём самом? Забрался в ту часть его, которую всегда заполнял деймон, и теперь сидит внутри. Может быть даже мерзко хихикает и наслаждается тем, что может разлучать людей с их сущностями.
- Мой, кхм, бог не в состоянии даже связно говорить, не то что бы отправить кого-то в путешествие или, тем более, открыть подобный портал. Он был слишком стар, несчастный маразматик, и его страданиям пришел конец благодаря моей армии, а тирания его Регента, поглотившая сотни миров была прервана уже моей рукой - на мгновение задумался и все-таки поправился - без жертвы Марисы ничего бы не получилось, - Кхм, нашими руками. Нет, эти порталы создают не боги. -
Он замолк и по привычке засунул руки в карманы брюк, чувствуя, как холодный шелк подкладки приятно холодит ладони. Расправляя плечи, вздохнул и чуть склонил голову на бок, словно бы готовясь встретится лицом к лицу с таинственным обитателем этого пространства. И вновь любопытство. Интересно, это таинственное нечто имеет физическую оболочку? Или оно как Пыль? А может это и вовсе кто-то подобный Метатрону? Самозванец, присвоивший себе права на божественность? Кхм.
- Повлиять на этот мир? Изначально у меня не было такой цели. Но могу сказать одно: если меня заинтересует тут хоть что-то, я разберу и весь мир, и это место по кирпичику, вырву саму его сущность, перекрою, и сложу все снова. Сложу так, как угодно мне, - 
В его словах не звучала угроза, злость или ненависть. Не было и попытки задеть или как-то спровоцировать то нечто, которое общалось с ними сейчас. Просто сухая и прямая констатация факта, без каких-либо эмоций. Так было и так всегда будет. Что бы Азриэл не делал - он добивался своего любым путем. Силой, хитростью, обаянием или целеустремленностью. И ладно ангелы, они оказались весьма покладистыми созданиями, но ему подчинились даже медведи Свальбарда - непокорные, дикие и яростные. Его тюремщики стали верными слугами.
Помниться, сам король Йофур Ракнисон склонился под напором его красноречия, и лорд вытребовал себе право самостоятельно выбрать место своего заключения. То, что ему предложили сначала, он тут же с негодованием отмел, поскольку место находилось слишком близко ко всем этим огненным шахтам и кузням. Нет, он хотел жить на высокогорье, куда не доходит ни шум, ни дым. А затем сам составил до мелочей продуманный проект и отдал все необходимые приказы для начала строительства. Ошарашенные таким натиском медведи мигом принялись за работу, и совсем скоро на скалистом мысе в северной части острова вырос дом, с трудом напоминающий тюрьму. Научная лаборатория, дворец или убежище отступника - что угодно, но не место заключения.
Равно тюремной обстановке не способствовали частные визитеры, как из самого Свальбарда, так и те, кто приходил в обход короля медведей. Как однажды надменно он заявил разъяренному Йофуру - он волен принимать кого угодно и когда угодно. И все везли необходимое для его работы: книги, химикаты, приборы и детали....
Ох, Азриэл. Ты действительно думаешь, что сейчас самое время вспоминать то райское место? Без сарказма, он полюбил тот свой дом. Нет людей, нет интриг, только исполнительные слуги и его работа. Ничто не нарушает покой. Вернуться туда было бы чудесно. Вернуться бы...
- Но моя цель не потрошить этот мир, только что бы вновь подтвердить свои способности. Если здесь не окажется ничего интересного, мы покинем его так же стремительно, как и появились. Не стоит переживать насчет нашего пребывания здесь. -
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

0

11

Сначала Мариса поняла, что осталась одна. Даже сквозь сон это чувство проткнуло ее насквозь - Озимандии не было рядом. Это и заставило женщину довольно резко открыть глаза и чуть не выругаться, пусть потом она и вспомнила о правилах приличия, которые все оказались выжжены у нее где-то на обратной стороне черепа, что и требовалась доказать. Иначе просто нельзя было объяснить ее внешнее спокойствие, когда она увидела Это.
Вариант первый - она все же умерла, да и отсутствие деймона говорит в пользу этой версии.
Вариант второй - она не умерла, а просто перепила, что тоже вероятно, кхм.
Однако тут Азриэл, что плавно переводит ее к варианту три.
Она понятия не имеет, что происходит, но это реально.
Азриэл! Только потом до Марисы дошло, что он и правда тут. Стоит, ничуть не изменился, точно такой, каким она видела его... Да вот не более часа назад, когда они вместе оказались в пещере, в которую попали, когда отправились в портал, когда спасались от Метатрона, когда... Ну конечно!
Миссис Колтер тихонько вздохнула с облегчением, хотя кто мог вздыхать с облегчением в таком месте, но она все же успокоилась. Цепочка событий была восстановлена, и это было хорошо.
Однако что они забыли здесь? И где это - здесь?
Мариса не успела обратиться к мужчине, как их окружил, в самом прямом смысле этого слова, некий голос, проникающий всюду, даже внутри нее. Еще один ангел?
- Боже, я надеюсь, хоть его не придется соблазнять, - тихонько шепнула миссис Колтер скорее от удивления, чем в попытке пошутить.
Голос говорил, одновременно писал, и это сложно было описать иначе, на реальности вокруг них. Или это стоит назвать "нереальностью"? И запатентовать это название. И обогнать Азриэла по количеству научных работ. Великолепная мысль. И пока она о ней размышляла, вышеупомянутый Азриэл уже вступил в диалог с таинственным голосом. Он демонстрировал всего себя буквально в одной фразе. Просто спросили как он сюда попал - в ответ все свои великие свершения. И бога сверг, и Регента убил, и вообще весь такой молодец. Типичный Азриэл, и пусть весь мир ужаснется.
И откуда в ней вдруг взялось столько язвительности? Ведь не далее как час назад она очень по-женски рыдала на груди у все того же Азриэла, а тут уже... Будто бы вернулась в недалекое прошлое. А ведь и правда. Беглый взгляд на себя - длинное облегающее вечернее платье, волосы завиты в аккуратные локоны - она будто бы на одной из своих маленьких вечеринок. И та же ясность мысли и легкость в голове. Вот оно как, что же, это явно облегчает ситуацию.
Не хватает только Озимандии, причем ощутимо, он бы шепнул ей что-то ободряющее на ухо или же просто бы был рядом, как и всегда.
Похоже, это все же сон. А значит, она вернется к нему.
- Ты как всегда чрезвычайно скромен, - ласково проговорила миссис Колтер, приблизившись к Азриэлу и положив руку ему на плечо, - И напрочь забываешь о вежливости. Возможно, - продолжила она чуть более громким голосом и с чуть более широкой улыбкой, которая, однако, была отнюдь не такая ласковая, - Нам стоит сначала представиться друг другу, а потом уже разобраться кто чей мир рвет, не так ли?
Будем голосом разума, а то Азриэл уже загорелся весь, того и гляди сбежит и будет тут все исследовать. Ну уж нет. Она хочет вернуться. Она хочет вернуться к их дочери.
[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

0

12

Каждый всегда был восхищен или испуган увиденным – о том твердили десятки пар глаз, которым довелось видеть Бездну или ощущать её внутри себя. Тот, кто делал это впервые, не мог и слова промолвить, пока голос хранителя этого мира пел свои песни.
Здесь всё было иначе, ровно настолько, чтобы заставить Чужого ненадолго замолкнуть. Незнакомцы вели себя непривычно, тем самым привлекая к себе больше внимания и должного интереса. Казалось, что сама Бездна готова приблизиться к ним чуть больше, чтобы посмотреть, как они видят это хаотично построенное царство окружающих вещей.
Человек, свергнувший своего Бога? Насколько жалкими были тогда те божества, что не могли ответить человеческой силе и разуму; насколько ослабли, потеряв контроль над своим небольшим миром? Чужому было любопытно посмотреть на то, что стало с местом, в котором умерла вера после действий человеческих рук, так как сам он не мог осознать этого. Роль хранителя данного мира давала жалкий шанс авантюристам попытаться что-то сделать здесь, даже независимо от того, насколько Чужой осязаем. Дело не столько в нём, сколько в мире, за которым он наблюдает, и людях, которые населяют это место. Будь он незаметен, и не говори о нём в тёмных подворотнях Даннуола или среди племён Пандуссии, риск исчезнуть был бы больше. Но не сейчас.
- Умение достигать всего, должно быть, ценится в каждом мире. Но нет смысла совершать что-либо здесь, просто потому что в любой момент, - на мгновение голос замолк. Холодный ветер ледяной пустыни из настоящего мира окутал гостей и гул, нет, неизвестные голоса проникли в мир Бездны, вместе с ветром и быстро смолкли, - вы можете проснуться.
Чужой видел чувство потери. Именно ощущал его, как нечто материальное и способное раствориться. В отличие от остальных эмоций и чувств это пылало настолько ярко, что привлекало к себе почти всё внимание. И сколько бы человек ни рассуждал о желании исковеркать этот мир, сколько бы не было сказано слов о причинах и выборе, этот сгусток продолжал пылать. Окружение стало меняться за мелкими деталями – начал появляться снег, где-то – густой туман; каменные куски медленно начинали свой танец вокруг маленького островка, который стал для незнакомцев оплотом и точкой соприкосновения с внешним миром.
- Приятно знать, что среди вас есть люди, предрасположенные к разговору, - данное обращение было лично к женской особи, которая решила поучаствовать во всём этом. И вообще то был редкий случай, когда в Бездне находились двое – слишком редкий случай, - но оставлять кого-то в реальном мире, такого же неизвестного и интересного, было бы допущением, - В любом случае, у меня нет желания что-то делать с вами или как-то пытаться влиять на ваш путь. Мне интересно, откуда вы появились, и что будете делать дальше.
Их островок – эту точку соприкосновения – начало засыпать мелким-мелким снегом;  холодные ветра человеческого мира снова окружали незнакомцев, но не причиняли должного вреда, скорее, просто показывали, на что был способен Чужой. Голоса из того же мира снова пронеслись над головами гостей вместе с гулом ветра и угасли, как только ветер исчез за периметром их острова.
- В новом для вас мире меня привыкли называть Чужим, а данное место – Бездной. И редко кому удаётся оказаться здесь.
Появляться пока было рано – не было ни причины, ни интереса. Прежде – узнать ещё немного чьей-то истории, пока он не стал её частью. Прежде – смотреть в эти потерянные души, которые так связаны между собой невидимой нитью, и, может быть, только по этой причине ещё не сошедшие с ума в новой реальности, а даже хладнокровно принявшие её такой, какая она есть.
Чужой не считал их опасными, нет, не видел в них угрозы, которая могла бы причинить вред его человеческому миру и, соответственно, ему, но трещины продолжали покрывать небо империи и ближайших островов, а это значило, что совсем скоро он сможет пронаблюдать за ними и дальше, продолжая посещать их во снах. Если сейчас в нём не угаснет интерес и Бездна не выбросит их обратно в реальный мир. Сердце каждого ярко пылало, будто они прожили удивительное путешествие и могли бы рассказать десятки историй, которые Чужому показались бы интересными.
Но пока ветра холодной земли продували пещеру и почти не причиняли вреда незнакомым путникам, играя со всё ещё не угасшим огоньком их костра.

Отредактировано outsider (2015-08-01 22:05:08)

+1

13

Миссис Колтер подошла и коснулась его плеча. Теплое прикосновение и ласковый голос ненадолго успокоили пылающую дыру в душе, которая не собиралась затягиваться, даже несмотря на то, что все это был сон.  Невольно он привлек её к себе и запустил пальцы в светлые, и, казалось, только что уложенные волосы, руша её прическу к чертям, потрепав словно бы своего деймона. Прости, Мариса, но сейчас ему нужна Стельмария. А если её рядом нет, значит Стелмарией станешь ты.  Хотя бы во время этого сна. 
Он стоял, все такой же, каким предстал и перед Метатроном. В зеленоватых шерстяных штанах, заправленных в высокие сапоги, и подбитой мехом летной коричневой куртке. Шею скрывал шарф, руки в тонких, но теплых перчатках. Одежда как всегда была безупречна - он же сам... Усталый, осунувшийся, заросший. С безумным взглядом человека, который не отступится от своей цели.
Он стоял и не мог оторваться от Марисы, продолжая перебирать её локоны, окончательно уничтожая красивую укладку, и, словно бы вампир, пытался насытиться своей женщиной, чтобы отвлечься от всего этого. А потом он улыбнулся одними уголками губ, самоуверенно, чуточку насмешливо, но не зло, и это сразу преобразило его уставшее лицо.
— Вы, видимо хотите оскорбить меня, раз думаете, что я не осознаю, что все происходящее - он коснулся пальцам своего виска, - в наших сознаниях. Но я более чем уверен, что так же, как я видел иные вселенные сквозь северное сияние, так же и сейчас, во сне я вижу новую реальность. И в неё можно попасть и в физическом мире, стоит ли лишь найти дорогу. —
Лорд призадумался, наблюдая за тем, как мимо кружат другие островки и вьется снег. Хм, значит в этом мире вот это называют Бездной. Будь она такой в его реальности, он был бы не прочь оказаться в ней. Все лучше, чем непроглядная и бесконечная чернота. Нет, правда, он бы остался здесь на некоторое время. Но не в мире снов. И не когда снаружи их укрытия царит снежная буря. Когда-нибудь, потом, с нужным оборудованием.... Получилась бы экспедиция не менее масштабная, чем его путешествие на Север!..
Судя по тому, что глаза загорелись еще ярче, в мыслях он паковал вещи в новое путешествие по хаотичным островам фантасмагорического мира. И только потом обратил внимание на затянувшеюся паузу, словно бы и некто, представившийся Чужим, и Мариса что-то от него ждут. Кхм.
Он отпустил женщину, вновь спрятал руки в карманы и вздохнул, чуть пройдясь вперед, оставляя следы на свежевыпавшем снеге. И тут он почувствовал себя как в своей тарелке. Это же все в точности как обычно, Азриэл, ты проворачивал такое сотни раз. От тебя ждут выступления, ты должен зарекомендовать себя и своей проект, и тогда получишь спонсоров и покровителей. Что перед аристократией Лондона, что перед ученым советом Иордан-Колледжа, что перед сущностью из иного мира - разницы нет. Скажи нужные слова, надави на правильные точки и получи поддержку, реализуй доверие и вернись домой с почетом. Безупречная схема, срабатывала всегда. Нет повода от неё отказываться.
Он прошелся словно бы перед экраном в лектории, и обвел глазами окружающее его пространство, как будто искал глаза потенциальных слушателей. Итак, начали.
- Что ж, господин Чужой, если вы и правда хотите узнать о нас, то вам стоило бы взглянуть на наших деймонов, которых, к сожалению, вы не пригласили в наш общий сон. Но теперь вам придется доверится только нашим словам. Я не хочу сказать, что я собираюсь что-то скрывать, но, думаю, вам ведомо, что человек субъективен. К сожалению, даже ученым это свойственно, хотя, казалось бы, это именно те люди, которые и должны составлять объективную картину существующей реальности. Я смею причислять себя именно к ним. Я занимаюсь исследованиями в области прикладной теологии и антарных технологий, что заставляет меня много путешествовать, хотя иногда они и могут, - он хмыкнул, - завести слишком далеко. Мои работы привели меня к истине, которую в моём мире, — он стрельнул глазами на Марису, — не многие смогли принять, что сделало меня изгоем общества. В прочем, именно это подтолкнуло меня к тому пути, по которому я прошел, и не жалею. Я открыл новые миры, познал суть порталов, командовал величайшей армией и сверг бога, фанатичные последователи которого контролировали и портили жизнь нескончаемых тысяч миров.  Однако сейчас меня заинтересовала новая цели. Эти порталы. Они другие. И я хочу раскрыть их суть. Но и вы испытываете некоторую долю любопытства касаемо них. И мне кажется, мы могли бы помочь друг другу. —
Он замер, скрестив руки за спиной – спокойный и довольный. И словно бы ждал вопросов.
[NIC]Lord Asriel[/NIC]
[AVA]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/07/afdba0d9eb592db527c225781f3dd038.png[/AVA]

+1

14

В который раз Азриэл демонстрировал крайнюю несдержанность, которая могла бы стать настоящей головной болью на любом важном приеме. В очередной раз миссис Колтер пришлось подавить в себе желание заняться воспитанием этого дикого лорда, поскольку она прекрасно понимала, что это совершенно бессмысленная затея. Поэтому она не стала шлепать его по руке, отметив только, что ему повезло. Будь это не во сне, она бы все же обиделась. А пока ему нужна поддержка. Хорошо, пусть хоть косички плетет, если это отвадит его от излишних дальних прогулок по неизведанному.
А голос отвечал. Ответы порождали все больше вопросов, что было даже интересно. Миссис Колтер почувствовала знакомое шевеление где-то на спине, символизирующее, что она и сама бы уже была не прочь изучить это место. Но так же она чувствовала, она практически видела две веревки, привязанные к ее рукам. Озимандия и Лира. Да. И если Азриэл этого не чувствует, то она - да.
- Бездна, значит... Падали мы уже в одну такую бездну, она была не слишком похожа на это, - произнесла миссис Колтер, прекрасно понимая, что бездна не просто бездна, а Бездна, нечто совершенно иное. Мир, который ты видишь во сне. Возможно, это и был просто сон, хотя обычно ей никогда подобное не снилось. Но пусть здесь и было несколько неаккуратно, но создавалось впечатление реальности происходящего. Реалистичный сон, довольно необычно. Оставалось только понять только ли ее это сон. Сердце подсказывало, что нет, но разум хотел доказательств.
И она знала, что можно сделать.
Пока же слово взял Азриэл, словно бы вновь мечтающий получить финансирование. Он умел уговаривать, хоть порой его и заносило. Настолько хорошо умел, что несколько раз миссис Колтер пришлось вмешаться, поговорив с его потенциальными спонсорами. Вот уж не думала она, что придет день, когда она будет презентовать что-то вместе с ним. Он говорил и говорил, показывал себя с самой лучшей стороны, а порой и немного перехваливал, однако не врал. Все действительно было так. Ох, Азриэл, какой же ты... Общительный.
Миссис Колтер тихо вздохнула, понимая, что раз лорд выбрал такую роль, то ей нужно взять другой подход. Их двое, следовательно, два возможных подхода к этому Чужому.
Достаточно было только вдохнуть нереальный воздух этого нереального мира, незаметно сжать кулаки и выступить вперед, еще чуточку отдалившись от Азриэла.
- Чужой, - голос миссис Колтер был тих и спокоен, - Необычное имя или же прозвище. Быть может, ты покажешься нам? Покажешься мне, - она словно отбрасывала своего спутника, лишь надеясь, что Азриэл поймет ее и не примет близко к сердцу, как за ним водилось иногда, - Я не желаю узнавать сущность этих порталов. Я лишь мечтаю вернуться к моему ребенку. Больше ничего.

[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

+1

15

Люди – всё-таки такие забавные существа. С их манерой поведения и рядом определённых действий. Они пытаются раскрыть себя как какую-то картину, осмысленную, неповторимую, как будто такой больше нет на свете.
Отчасти они правы.
Мужчина из этих людей не перестаёт вести себя высокомерно и нагло; его не пугают ни ситуация, ни здешнее место, наоборот – и Чужой видит, как с каждым мгновением в его глазах желание пройтись здесь снова разгорается ещё больше. Похожее на некий фанатизм желание раскрыть неизведанное и подвести всё под логическую точку зрения. Наверное, Чужой будет потом жалеть о том, что через сон пригласил его побывать немного в Бездне.
Хотя нет, Чужой не умеет жалеть. Да и потом пронаблюдать за этим и посмотреть, что человек может попытаться сделать в этом мире, было бы весьма интересным занятием. Главное, чтобы тот не пересёк черту, за которой может оказаться только избранный, каким этот человек стать не смог. Бездна не щадит никого из непрошеных гостей, если те решили, что имеют здесь власть над чем-либо. Будучи «голосом» этого места, Чужой мог бы озвучить этакое предостережение, но глядя на человека безумного, фанатичного от собственных целей, он понимал, что данное предупреждение будет посчитано, скорее, за угрозу и предложение попытаться. В отличие от своего партнёра женщина вела себя более сдержано и представляла собой не меньший интерес, раздумывая над своими вопросами. Не то, чтобы она интересовала больше, но от очередных выступлений, которых хранитель Бездны насмотрелся в своей «жизни», мало что впечатляло и интересовало, как прежде. Хотя говорил человек интересно, умел преподнести себя с лучшей стороны и пылал уверенностью того, что управляет ситуацией.
Это было смешно, хотя бы потому, что в любой момент можно было заставить землю у него из-под ног исчезнуть, но Чужой этого не делал, а только продолжал слушать и внимать чужим речам из другого мира. А там было что послушать, начиная от истории маленького человека с большим будущим и заканчивая весьма интересным предложением. Будучи уверенным в каждом слове, он произносил фразу одну за другой, и вместе с молчанием обитателя этого места, молчало и окружение, начиная от природных явлений и заканчивая звуками, которые могли бы принадлежать живым организмам. Бездна словно сама внимала сладким речам чужеземца и пробовала каждое сказанное в воздух слово на вкус. Не без вопросов – это заинтересовало Чужого, и прежде, чем что-то ответить, он решил выслушать вторую точку зрения на этот счёт.
Женщина не кажется хрупкой – подстать своему партнёру, с гордо поднятой головой, держась до самого конца. Оценивая по первому взгляду, заглядывая в глаза, Чужой пытается посмотреть им в душу. Сначала с этим возникали проблемы, но позже перед ним открылся мир его гостей, окутанный тайнами и новыми, совершенно уникальными впечатлениями. Волна образов и действий проходит сквозь, не оставляя после себя вопросов и загадок. Теперь они как на ладони – хрупкие человеческие существа, и в силах Чужого не дать им замёрзнуть на той стороне этого длинного сна.
Женщина говорит искренне и честно – даже неожиданно, если судить по тому, как она жила в прошлом. И Чужой соглашается на её просьбу, появляясь на глазах чужеземцев – собираясь кусочками по всей Бездне, обретает физическую оболочку, неизменную в своей форме и виде. Находится он совсем близко – попытайся протянуть руку и может быть даже получиться коснуться человеческого тела, в котором упрятано столько магических сил.
Скрестив руки на груди, Чужой осматривает каждого, прежде чем начать говорить.
- Несомненно, вы правы. Каждый в своём выборе и решении, - повернувшись к первому гостю – это учёному и вечному искателю приключений, он даже кивает в знак уважения его таланту, - я не сомневался, что вы поймёте, где оказались, и верю каждому сказанному слову, потому что знаю, что это правда. Я вижу – глаза такого человека, как вы, полны энергии и желания действовать. Не буду отрицать и в том, что вы был правы, когда высказали мысль о заинтересованности мною этих порталов. Я знаю, что вы видели, и могу предположить, что можете увидеть в будущем. И мне было бы интересно за всем этим пронаблюдать со стороны. Такая целеустремлённость должна достигнуть своей цели, вот только, - Чужой поворачивается к его спутнице, и протягивает руки в стороны, - как долго вы вдвоём сможете совершать этот путь и сможете ли достигнуть его до конца? У вас разные цели – для кого-то важнее ценности, привитые природой.
Чужой поворачивается к ним спиной и совершает невидимый шаг вперёд – его тело медленно движется, мерцая, в воздухе, словно непонятная прозрачная субстанция обволакивает его и протаскивает внутрь – он хочет показать им то, что видит сам, из желания вызвать ещё больший интерес и попытаться пересказать таким образом одну важную деталь – с этой поры он всегда будет рядом, преследовать, находиться поблизости, в каком-то из ваших снов забредая будто бы невзначай и напоминая о своём присутствии. Это будет простой жест заинтересованности в личностях и целях.
Это будет желание поучаствовать во всём этом.
Теперь рамки были лишь словами, разрушенными, словно хлипкая преграда.
Перед ним... нет, точнее, перед ними появляются объекты – маленькие да большие – из новых миров, где влияние Бездны становится сильнее: обычные вещи и невиданные прежде детали, которые можно было рассмотреть поближе, если подобраться.
- Эти миры слишком разные. Они необычны и индивидуальны, но все их разъедают эти «порталы». Я не знаю, откуда они взялись, но знаю, что вы, Лорд, попытаетесь сделать всё, чтобы узнать это. Вероятно, я даже смогу где-то помочь, чтобы посмотреть, как вы поведёте себя в той или иной ситуации.
Хотя такому человеку помощь может и не потребуется, во всяком случае, он её не попросит, если не возникнет критической ситуации. Механизмы чужих миров медленно проходили в это место – в мир повторяющихся кошмаров и неизвестного будущего. Что-то из их прошлого – их совместного прошлого, - тоже могло попасть в этот мир, но как иллюзия и плод их человеческого желания, да там и исчезнуть. А вот гул из реального мира снова пронёсся над головами, но теперь он был похож на песнь левиафанов.
- Что вы будете делать, когда ваши пути разойдутся, и придётся сделать выбор?
Чужой знал ответ. Точнее, предполагал каким он может быть, основываясь на прошлом, которое мог видеть, но вот будущее этих двоих – ещё загадка – миллионы вариантов, не обусловленных местом, только временем и человеческой тоской по дому или кому-то близкому.
Чужой поворачивается снова к своим гостям и ждёт ответа, чтобы высказать свои последнее мысли и, возможно, вернуть этих людей в реальный мир, где их уже дождались эти диковинные звери.

Отредактировано outsider (2015-08-16 08:58:20)

+2

16

...
Довольный и спокойный. Да. Это показательное выступление принесло ему некую долю успокоения, которого отчаянно жаждала душа, разлученная со своим деймоном. И это было хорошо, потому что чувствовал – еще немного и он бы начал метаться, как загнанный зверь, в попытках разорвать не только этот сон, но саму ткань мироздания, лишь бы вновь соединится со Стелмарией. Связь между ними отличалась от той, которая была у Колтер и Озимандии. Если золотистый тамарин существовал порой словно бы отдельное существо, нередко даже выполняя поручения своей пленяющей мужские сердца спутницы, то снежная пума, словно бы меч в руках умелого воина, являлась продолжением самого лорда. Даже то, как они двигались, говорило об этом. Нет, даже не пугающе синхронно, но страшные по-иному.  Словно бы любое телодвижение одного являлось продолжением самой только мысли второго, по тигриному грациозные, по человечки выверенные и точные — захватывающая дух сила что в битве, что в миру; но никогда не покидающие друг друга ни на шаг. Так что спорый вопрос, кого еще сильнее удерживали узы, привязывающие обоих путешественников к материальному миру.
И дочь, между прочим, он любил не меньше, чем Мариса, хоть и не устраивал таких красочных спектаклей, как она в адамантовой башне. Ведь пока эта внезапно обретшая любовь мамаша проводила вечеринки с коктейлями, именно Азриэл следил за воспитанием Лиры все двенадцать лет, ровно настолько, насколько ему позволяли его обязанности перед самим собой, перед королем и, как бы пафосно это не звучало, перед наукой. Именно он забрал эту нелепую и непослушную девчонку из лона церкви и отдал под присмотр действительно что-то знающих людей, чтобы иметь возможность хоть как-то контролировать процесс её взросления. Вышло, конечно, не лучшим образом и его краткие визиты в Иордан Колледж не могли заменить полноценного общения отца с дочерью, но, по крайней мере, он уделял ей хоть какую-то часть своего времени, чего не скажешь о её матушке. 
Имей лорд сейчас возможность, он бы с удовольствием оторвался от изучения порталов и попытался бы наладить отношения с Лирой, но, в отличии от одурманенной материнским инстинктом Марисы, четко осознавал — они ей больше не нужны. Возможно, где-то в глубине сердца девочки еще и теплится любовь к своим горе-родителям, но что бы они не делали, как бы не старались, время уже упущено. Она сама уже не раз заявляла им об этом, да и принять то, что твои родители повинны в гибели тех, кто тебе был дорог – не так и просто. Так что, если миссис Колтер надеялась вот так вот взять и появится в жизни своей дочери, и создать счастливую семью из заботливой жены, лапушки-доченьки и мужа-защитника, он бы поспешил её разочаровать. Нет, так не будет. Никогда не стоит поддаваться подобным необдуманным желаниям, они приведут лишь к новой порции боли.
...
Так что последующая фраза Марисы покоробила его сразу из-за двух моментов. Во-первых, этот тон. О, этот тон! Сколько мужчин, а может даже и некоторых женщин, уже попалось в его ловушку. Кажется, что тихий и спокойный, без каких-либо намеков, но нет. Еле заметные, такие тонкие, совсем неуловимые случайному слушателю, но уже проникающие в самую его сущность, нотки обольщения и скрытого где-то на самом дне желания.  Ох, милая, неужели сейчас самое время включать подобное поведение, вот уж соблазнительница нашлась. «Покажешься мне» Обидно, между прочим. Но нельзя не отдать должное, она прекрасно знала на что стоит сделать акцент. Пф… 
Ладно, продолжим. Теперь во-вторых. Что еще раздражало, если опустить тот факт, что она, видимо, считала его неспособным желать вновь воссоединится с Лирой, так это очередная порция отборной лжи. Мечтаю вернутся к ребенку, не желаю узнавать сущность… Как же – как же.  И если этого Чужого ей удалось обдурить (а, судя по тому, что он все-таки появился, ей это удалось), то с самим лордом такой фокус не пройдет.  Она могла обманывать кого угодно: его военачальников, ангелов, самого Метатрона, даже эту потустороннюю сущность, но не его. Ей не интересно? Правда? Да её любопытство было настолько сильно, что буквально скреблось даже в его черепной коробке.  Девочка, тебе придется постараться посильнее, чтобы хоть раз заставить своего любовника поверить тебе.
Но он не стал портить её игры, ни одним нервом и мускулом на лице, не выдавая своего недовольства. В конце концов, стоит смирится и признать, хоть её способы ему и принципиально не нравились, в данный момент они оказались действенны и наконец явили им лик этого Чужого.
Он был словно самой противоположностью Метатрону. Тот на вид был зрелым, сильным и статным мужчиной, типичным, он бы сказал на лицо, но сияние, что не окутывало, но испускало самого его тело, искупало его обычность.  Только оно и отображало его божественную силу, слепя простых смертных и не позволяя так просто взирать на избранный Властителем лик. Чужой же.... В нем не было особой стати, на лице его так и не отпечаталось бремя бессмертия. Не было сияющих одеяний, карающего меча или божественного венца, встреть Азриэл его на улице, он бы и не обратил внимание на этого человека, но сейчас цепкий и внимательный взгляд лорда впился хваткой хищника в глаза этого существа. Большие, черные и удивительно выразительные. Отблески света в них напоминали о звездном небе, а в бездонной глубине читались знания и истинная мощь. Он вызывал уважение, и мужчина лишь кивнул в ответ, признавая, что перед ним находится кто-то достойный.
Они так и замерли, стоя друг напротив друга, каждый со сложенными на груди руками и неподдельным интересом во взгляде, изучая не только оппонента, но и через него иные, не виданные доселе миры.
Азриэл чувствовал, как нечто забирается в его черепушку, пытаясь проникнуть и дальше, ощупывая связь с деймоном и родным миром, что таилась среди многочисленных воспоминаний. Первые секунды лорд сопротивлялся, не желая пускать в свое пространство даже такое могущественное создание, но потом, призадумавшись на пару мгновений, решил сам, словно бы радушный хозяин, провести визитера по своей жизни.
...
Детство, юность… Так же как деревья отбрасывают ненужную листву, так и Азриэл отбросил прочь ненужные и пустые воспоминания. Сейчас он с трудом вспомнил бы даже лицо своей матери, тепло её рук или те сказки, что она читала ему и брату. А может она и вовсе этого не делала, растя двух мальчишек в строгости? Он уже не помнил. Увы – увы, родные, близкие, они никогда не значили для него многого. Даже о покойном брате он вспомнил лишь когда потребовалось прикрытие для Лиры. Вот тут и пригодился граф Белаква, став погибшем в катастрофе отцом, а сам лорд суровым и строгим дядюшкой.
Опустил он это и сейчас, перейдя сразу к сути, пытаясь сформулировать кто же он такой, лорд Азриэл, не произнеся при этом ни одного слова и дополняя уже сформированную по его речи картину. Ученый? Да, несомненно, но науку нельзя назвать главной его страстью. Не привлекала его и государственная деятельность, хотя даже после того позорного судилища он и занимал одни из ведущих ролей в мировой политике, как член Государственного Совета и как известный дипломат. Натура могучая и пылкая; но он не являлся деспотом и никогда не стремился к власти и не мечтал о ней. Человек парадоксальный, он черпал вдохновение в том, что ему претило – в религии, в любимой женщине, и даже в Лире. Сколько раз его можно было наблюдать, как по его лицу пробегала гримаса отвращения, когда речь заходила о таинствах, спасении, искуплении и прочих церковных нелепицах.  Бросить вызов Церкви означало бы верную смерть, но он всегда лелеял в своем сердце мечту о мятеже. Было время, когда он думал победить её силой, но отказался от этой идеи. И причиной этого стала Мариса Колтер, такая желанная, такая запретная.
Все в его жизни заканчивалось и начиналось ей одной. Нет, даже не так. Он только начал жить по-настоящему лишь с её появлением.  Она словно красная нить шла через все полотно его существования, появляясь в переломные моменты и даря новую порцию вдохновения. Азриэл восхищался её лицемерием, наслаждался её попыткам чинить ему преграды и тем как ловко стравливала она его с очередной группировкой Магистериума, добиваясь собственных целей после гибели мужа.
И тем не менее, он планировал свой мятеж и для неё. В первую очередь для неё. Иные освобожденные миры и соратники, которых он повстречал на этом пути, были лишь побочным, хоть и положительным эффектом его истинной цели. Казалось, он готовился к своему походу долгое время, целые века, хотя был и намного моложе даже самой юной ведьмы; словно бы повелевал временем, заставляя его бежать быстрее или медленнее, как ему угодно. Ведь свергни он только Церковь – Мариса все равно бы осталась при своем мнении. Но покажи ей суть этого её бога – так просто она уже бы не отмахнулась; вот как отчаянно Азриэл хотел ткнуть эту лживую и гнилую, пропитанную религией и навязанными шаблонами, но такую любимую женщину во все её ошибки и показать ей истинную свободу, которую он мог бы ей подарить, уйди она с ним много лет назад.
...
Пока лорд размышлял, ведя Чужого по самым запутанным уголкам его сознания, открывая истинные причины и чувства, на его властном лице зажглось свирепое торжество и нетерпение. Все что он задумал — свершилось, его женщина была рядом с ним, а он сам был готов принять забвение в битве с Метатроном и обрести ту свободу и покой, к которым так долго стремился. Его Небесная Республика продолжила бы свое существование и без него, ей более не нужен был лидер. Но судьба распорядилась иначе, отправляя его в новый, не менее опасный и интересный путь.
Он уже стремился вновь ощутить этот невероятный азарт. Возможно, и правда, его предназначение до этого было лишь в том, чтобы копить свои знания и в итоге привнести во вселенную нечто большее, чем гибель одного тирана? Может ему суждено даровать ей спасение?  Азриэл всяко сомневался, что мироздание продлило его существование только для того, чтобы он отдался простым и человеческим заботам, он явно был слеплен из иного теста, и дерзости в нем было не меньше, чем в его помыслах. Аккумулированные за годы знания и опыт могли быть полезны, он понимал устройство многих вещей, а поражающая целеустремленность, закаленная битвой с богом, заставила бы упрямо идти до конца. Действительно, вдруг, его истинная цель – остановить сей неправильный процесс, который так явственно демонстрировал сейчас Чужой, позволяя предметам из тысячи миров свободно плавать у них над головами, демонстрируя всю вульгарность, которую творили эти порталы. Нет, в этом определенно был какой-то смысл, его это интересовало и вновь влекло. Это, должно быть, будет грандиозно, не менее величественно чем его базальтовая крепость, пики которой стремятся в небеса, а подземелья гнездятся в недрах гор. Это путешествие будет тем, о чем даже он не мог помыслить!..
И наконец он продолжил их разговор.
–Да, мне потребуется помощь, – спокойно проговорил лорд, переводя взор за Чужого. Нетипичные, странные и даже противоречащие его натуре слова, как подумали бы многие. Но он никогда её не отвергал, просто принимал как должное, не удосуживаясь обычно просить или благодарить, – И, думаю, вы могли бы мне её оказать. Мы оба заинтересованы в успехе моей миссии, но для такого глобального мероприятия нужен некий…мм… Стартовый капитал. Не в плане финансов, конечно, я обладаю достаточной наличностью, чтобы выжить и в иных мирах. Но если раньше я мог полагаться на своё влияние, то сейчас мне нужно нечто иное. Как минимум, что-то, что могло бы мне помочь защитить себя и, – он перевел взгляд на стоящую неподалеку Марису, невольно залюбовавшись стройным силуэтом в обрамлении дорогого бархата, бисера и драгоценных камней, которые так изысканно подчеркивали сияние растрепанных по его вине золотистых волос, – любимую женщину. Разойдутся ли наши пути? – повторил он последний вопрос вслух, словно бы смакуя его и пробуя его на язык, – Мне казалось, я показал достаточно. Какими бы не были наши цели, желания и ценности, я могу сказать только одно – если наши пути когда-нибудь и разойдутся, то только для того, чтобы пресечься вновь. Это я уяснил достаточно хорошо за свою жизнь. Такой ответ удовлетворит? –
...
[NIC]Lord Asriel[/NIC]

+2

17

Все-таки Чужой оказался мужчиной. Самым настоящим существом мужского пола, раз миссис Колтер так просто смогла проделать все это. Данное событие несказанно радовало, так она чувствовала себя значительно уверенней, поскольку тут уже была ее территория, не Азриэла. Другое дело, если Чужой разгадал ее маневр и решил подыграть, от скуки ли, а может, чтобы позлить лорда, но решил. Это уже было более проблемно, но в конечном счете, своей маленькой цели миссис Колтер достигла, что уже можно было считать очком в ее пользу. Так держать, не останавливаться на достигнутом.
Когда они оказались здесь, когда появились первые слова, уже тогда Мариса была готова к любому облику. Хоть к десятиметровому обнаженному красавцу, хоть к многоглазому чудовищу с щупальцами. После всего пережитого она уже почти привыкла, что порой ее собеседники мало чем напоминают приличное общество. Почти смирилась. Но Чужой оказался неожиданно обычным. Явно не красавец, да и щупальцами не обладал, сияние неземное тоже не ощущалось. Лишь выражение его лица. И глаза. Эти глаза, они заставили миссис Колтер невольно вздрогнуть и отвести на мгновение взгляд, испугавшись бездны, притаившейся в них. Будто бы не только вокруг них, будто бы эта Бездна продолжалась внутри той странной сущности, принявшей облик человека и назвавшейся Чужим. С другой стороны, он был мужчиной. Она это чувствовала. И это спасало ее от страха.
В то же время Мариса почувствовала обиду Азриэла. Здесь, в этом сне, такое почему ощущалось почти физически, хотя, возможно, она слишком хорошо его знала. Хорошо ли? Последние годы она провела, издали наблюдая за тем, как он сражается со всем миром, желая что-то доказать? Что вообще заставило его идти убивать бога, рушить все мироустои и развязывать межмировою войну? Она так и не могла понять, что же руководило им тогда, чего хотел Азриэл, но все же... Все же она видела его упрямство, постоянно замечала несломленную гордость и безумное желание доказать что-то кому-то, вот только кому... Поэтому сейчас она прекрасно ощущала, что ее слова не пришлись ему по вкусу. Обидно, что он так и не перестал сомневаться, хотя кто мог бы его винить, но ведь он знал, знал, что для нее лгать так же естественно как дышать, возможно она этому научилась даже раньше, чем говорить. Улыбаться незнакомым людям, не хныкать, когда хочется. Неважно, он должен был понять - это главное.
Но. Она и правда мечтала вновь увидеть дочь. Не запирать ее в пещере и не накачивать снотворным. А просто поговорить. Узнать ее, рассмотреть вблизи. Они, конечно, провели вместе время, чудеснейшее время, как бы все было замечательно, если бы Лира тогда не убежала! Но она была дочерью своего отца и так же презирала образ жизни миссис Колтер. Или правильнее сказать - боялась такой жизни. Какая же у них ненормальная семья.
Чужой продолжил говорить, но даже теперь его голос не перестал проникать в те места, в которые обычно не пускают честных людей. В самое сердце "я" Марисы. Она слышала его и слушала, вновь наблюдала за передвижениями этого существа и за чудесами, которые он творил в пространстве Бездны. По его велению появлялись отзвуки, отблески миров, о которых миссис Колтер не имела ни малейшего представления, очередные сны, но почему-то она знала - в них можно попасть, по ним можно пройти наяву. И где-то в уголке ее сердца сидела девчонка, которая нестерпимо мечтала это сделать. Но лучше бы ей пока замолчать.
И этот вопрос... Пока мужчины занимались их типичными мужскими делами, Мариса могла обдумать тот вопрос, по большей части заданный ей. Что будет, когда их цели с Азриэлом не будут совпадать? О, она прекрасно знала, что будет - он просто оставит ее позади, ему уже не впервой. Иди со мной или будешь бесполезна. Он любил ставить такие условия, которые могли убивать на месте, у него это прекрасно получалось. Но сможет ли она сама оставить его в тот решающий момент? И что в конце концов будет для нее самым важным - дочь, Азриэл, неизведанные миры? Ей еще было нужно время для ответа, она не знала. Но этот вопрос она еще сможет задать себе позже, сейчас важно было уловить всю информацию.
Чужой рассказывал про порталы. Мариса невольно сжала пальцы и удивленно моргнула (похоже, позаимствовала она эту привычку у своего дорогого лорда, который любил таким образом показывать высшую степень изумления). До чего же эта ситуация напоминала их собственную. Однако же отчего-то ей казалось, что эти миры не связаны с их. И от этих порталов совсем другие проблемы, нежели от их. Задачка. Похоже, это беспокоило многих. Главное - неизвестность. Наносят ли они вред, насколько ткань миров, паутина, сама реальность прочна (к сожалению в подобных терминах миссис Колтер была не сильна). Что ждало все эти множественные реальности? Видимо, интересовало это и Чужого. И, конечно, Азриэла, который уже явно избрал Чужого своим спонсором. Если тот и мог что-то дать лорду, то Азриэл это выторгует, он умеет. Он выторговал себе лабораторию у собственных тюремщиков! Ох, смешная история, Мариса тогда жутко злилась на Йофура, но и гордилась непокорным лордом, которого имела неосторожность полюбить.
И, что и требовалось доказать, Азриэл и здесь пошел напролом. Он не умолял и не упрашивал, он четко изъяснял свое предложение. Казалось бы, что может сделать просто человек? Но Мариса чувствовала - он может. Как же много он может, она бы с удовольствием сейчас это подтвердила, но ее роль другая - она сейчас просто женщина, она контраст для Азриэла, та, кто просто хочет вернуться домой. И она правда хочет. Почти всей душой.
А Чужой повторил свой вопрос. И вновь Мариса не знала, что должна сказать. Но Азриэл сказал все за нее. Как обычно. Она была благодарна за это, поэтому мысленно извинилась за последующие слова, но все же не отступила от своей роли.
- Я... - наконец заговорила она, все так же сжимая кулаки, все так же глядя прямо перед собой, - Я буду следовать за своей целью. Она важнее всего,  - прозвучало ужасно, даже еще хуже, чем представлялось в голове, - Но я хотела бы, - не выдержав, Мариса все же смягчила удар, - Хотела бы, чтобы Азриэл был силен, даже если меня не будет рядом. Если я уйду, - или умрет, или исчезнет, или потеряется, - То пусть хоть он будет работать, спасать миры... У него это может получиться, пусть раньше он их только и разрушал, - в ход пошла горькая улыбка, завершившая ее короткое выступление. На Азриэла она при этом старалась не смотреть.

[NIC]Marisa Coulter[/NIC]
[AVA]http://i65.fastpic.ru/big/2015/0818/68/d6d8b395a12644180ccd76f1741b0d68.png[/AVA]

0

18

Чужой читает души, как обыкновенные книги. Старые листы в ней, словно истёртые со временем с дешёвыми чернилами, становятся бледными и трудночитаемыми, вырванные – трагедии, которые хочется выкинуть из памяти, и смятые, словно хлам, но оставшиеся на корешке – люди, о которых хочется забыть, но чьи лица и действия слишком сильно влияют на человека и его сердце. Это всё – смешение чувств, эмоций, ситуаций и личных потрясений создают образ и воссоздают картины будущего, которые предстают перед хранителем Бездны. Это начинает происходить ровно тогда, когда новые предметы появляются в пространстве – нить, связывающая разные Вселенные приносит с собой видения и образы. Сначала их мало – Бездна не может мгновенно проникнуть в другие миры, но по кусочку – этой эфемерной невидимой силе – она забирается в самую глубь каждого мира, куда ей удаётся попасть.
А вариантов множество.
Чужой не говорит о том, сколько вариаций будущего предстаёт перед ним, когда задаёт свои вопросы. Не говорит он и об этом, когда чужеземцы начинают отвечать ему. Он слушает и внимает, пока перед его взором возникают десятки и сотни миниатюрных и не очень действий.
В одной из самых вероятных ветвей он видит этих двоих, как настоящую влюблённую пару, гуляющую по воздушному городу, с которым не может сравниться имперский Дануолл, потому что этот город, как и мир, совершенно иной в своём развитии и существовании. Там своя культура, технология и свои герои, о которых Чужому хотелось бы узнать. Каждая новая ветвь открывает перед ним совершенно другое измерение, в котором обитали новые люди; вещи, за которыми было бы интересно следить. Невозможное здесь для человеческого духа в каком-то из измерений обретало невиданные вариации и немыслимые значения. Через эти образы, которые передавала Бездна, Чужой поглощал знания и испытывал, именно испытывал невиданное прежде чувство. Хотя, возможно, и это неправда, и нечто подобное происходило с ним, но это должно было быть так давно, что Чужой позабыл об этом.
… новые миры перед ним вскрывают старые раны – некоторые вопросы, которые оставались без ответов на протяжении сотен, а то и тысяч лет – они вылезали, некогда поглощённые Бездной, и отголоски в физической форме могли возникнуть там и тут вместе с новыми вещами. Это было исключением, за которое Чужой не был в ответе. Вместе с этим и появлялись новые вопросы, отчего хранитель, будь он настоящим человеком, наверняка бы сошёл с ума от их количества и нелогичности. Каждый новый «шаг» Бездны раскрывал перед ним неизвестные раннее теории и варианты того или иного поступка; каждое переделанное правило, каждая достигнутая точка!...
Чужой даже ощущал что-то – словно вторгался в чуждое пространство существ гораздо сильнее его самого, обладающих колоссальной мощью и властью, держа людей или других, обитающих в том мире, в страхе. И они видели его – ощущали, как и он сам, его присутствие. Хранитель Бездны был уверен, что только из-за их согласия он мог посмотреть на то, что творится за пределами его власти. Неизвестные лица, неизвестные языки, неизвестные расы и неизвестное зло -  нечто, именно нечто, потому что его сложно было описать человеческим языком, могущественное пропускало его внутрь своих владений и будто бы проводило экскурсию по изувеченной Вселенной.
Будь Чужой человеком, он бы уже умер со страху.
Мог бы он испытывать человеческие чувства – и на этом бы его существование и закончилось.
И только его нечеловеческая природа давала ему возможности проследовать дальше вглубь неизвестного и измученного мира, а этой «прогулки» хватило, чтобы ещё раз убедиться в главном – эти порталы нужно скорее закрыть, пока Хаос и неизвестные ему прежде Боги, если это, конечно, Боги не захватили власть над другими мирами, потому что ни Чужой, ни, тем более, эти люди, не смогли бы ничего противопоставить им. Бездна бы в любом случае осталась существующей, потому что она – измерение, потому что она – воздух в мире людей и клетка в мире живых организмов. Бездна – неискоренима, а Чужой – лишь её часть, отвечающая за сохранность энергии и сил.
Чужого можно уничтожить, и зная об этом на протяжении всего своего существования, хранитель только сейчас осознал, насколько велика вероятность исчезнуть именно сейчас. Не от рук людей этого мира, другого или последующих, а от сил таких же феноменов, каким была Бездна и он сам.
Его тело вздрогнуло, но не от неожиданности или страха – это ему не знакомо, - от осознания того, насколько близко ощущение смерти, так знакомое недолговечным людям. И похоже оно было на тоску и печаль, что испытывает Чужой каждый раз, когда в его мире проносится предсмертный крик левиафана. После этого сущность очередного существа появляется здесь, обретая свободу и выбор.
Интересно, знай это человек, в его мире подобное место могли бы назвать раем?
...

Комбинации и разветвления сокращались.
После всего увиденного их жизни и  цели хрупки и легковесны. Чужой смотрит на каждого, вглядываясь в глаза, чтобы ещё раз пройтись по страницам их истории, где каждый выступает в роли качественного или не очень «путника», и, если Мариса Колтер делает это с неохотой и неким отвращением или чувством, похожее на него, то лорд Азриэл впускает в свои владения, вводя в курс дела даже в собственной голове. Этот человек, выращенный в своём обществе, вечный бунтарь со своими идеями и мировоззрением, вечный упрямец и почти_гений, фанатичный от своих экспериментов и новых открытий. Одурманенный свободой выбора в нынешнем состоянии, он пытается всё держать в руках даже тогда, когда это кажется невозможным.
Такие ломаются резко, без видимых причин и объяснений, - думает Чужой и наконец-то оставляет человека в покое. Во всяком случае, его голову. Он хочет пробраться ещё внутрь сердца, как источника искренних и опасных знаний, но за всё своё существование он так и не смог этому научиться. Только у мёртвых сердце говорит искренним (или пытается говорить таким) голосом, более не сокрытое костьми, кожей и человеческой натурой.
Признавая нужду в помощи, он отсекает часть невидимых нитей, что от лорда и от его спутницы тянутся в пустоту, которая связывает их с реальностью. Предлагая варианты этой помощи – отсекает ещё несколько, одна из которых интересовала Чужого своей внеплановостью развития. И ещё тем, какой нелегкий выбор возникал перед ним. Во взоре его эта картина была чёткой и красивой, действительно красивой в своём исполнении – один из человеческих миров, где от того, что выберет стоящий перед ним человек, зависит судьба его дочери и спутницы, как и судьба целого мира. Чужой усмехается, понимая, что по существу выбора у лорда и не будет, лишь видимость, и эта деталь в виде фантомной боли напоминало бы ему об этом каждую ночь до самой смерти.
Но чужеземец выбрал другие пути, и не от ответов Чужого зависел итог всего путешествия, ведь для себя он всё решил ещё до сказанных слов.
- Не нужно чего-то ещё, чтобы добиться своих целей в этом пути. Не сейчас, - Чужой не забывает ничего: ни собственных решений, ни могущественного Хаоса, ни уверенности лорда Азриэля в будущем совершить ещё большие открытия; просто время на что-то большее, чем помощь Чужого, ещё не пришло, - вы же обладаете удивительной силой слова, лорд, и умением выбираться из любой ситуации. В человеческом мире такое называют «удачей», и вы готовы признать то, что являетесь её фаворитом.
- Вы ещё не попали в то положение, когда я могу вам представить чуть больше, чем моё присутствие, а поверьте, вас ждёт интересное будущее, и я бы не хотел упустить его из виду.
Сколько влияния на новые судьбы, сколько решений, принятых после знакомства!..
…Сколько разорванных порталами очередных миров они встретят на своём пути?

Женщина продолжала молчать, когда голос её спутника предвещал новые возможности и выкладывал свою правду. Хватало внешнего давления в виде самого лорда и вспоротых «неудобных» воспоминаний, чтобы она решалась на каждое новое слово. Будет ли это правдой или привычной для женщины ложью – оставалось вопросом, на который должен ответить ни Чужой, ни сам лорд; только она сама.
Чтобы на что-то решиться, ей стоит заглянуть вовнутрь, решить для себя важные задачи и понять, насколько правдой является всё то, что она чувствует «по-настоящему». Уверенности ей не занимать; будучи не такой «яркой», как её спутник, она не является слабой по сравнению с ним, иной и только – безупречной в своих придуманных историях и очаровательной в глазах своего окружения. Чужой тоже с неохотой отпускает её, оставляя наедине со своими мыслями, и подмечает про себя, что её сердце вряд ли бы помогло кому-то в поисках.
Он чувствует их дочь – наконец-то проникая в один из знакомых им миров, он видит молодую особь, занятую своими делами. Из-за этого хранитель даже не сразу отвечает на вторую часть ответа – в какой-то степени этот итог поиска оказался незапланированным, и, прежде чем заговорить, Чужой прикладывает ладонь к лицу и задумчиво смотрит куда-то за спины своих гостей.
- От юных людей зависит столько будущего. От искренней веры и смелых поступков, от правды, которую они боятся лишний раз признать, - Эмили Колдуин, последняя из избранных, предстала перед его взором – юная императрица любила прыгать с камня на камень, когда оказывалась здесь, как и пресекать огромные расстояния через Бездну. Этому она научилась от самого Чужого, который рассказывал ей истории прошлого и будущего, сказания и легенды, связанные как с ним, так и с этим теперь очень маленьким миром вокруг. Когда Чужой впервые появился перед ней в своём полном образе, она испугалась и боялась спать, пока не привыкла и даже не стала с любопытством изучать Бездну и его единственного обитателя. Она любила проводить здесь время в раздумьях, пока защитник императрицы был занят делами политического характера. Корво, дорогой Корво первое время даже не подозревал, где проводит своё время его любимая дочь.
Бездна всегда умела скрывать свои следы. Другой вопрос – а надо было ли это делать.
В любом случае – это случилось. Молодая императрица пряталась в Бездне от излишнего внимания и ненужных советов, единственная из всех, у кого получалось это так умело – входить и выходить из неё. Такое не могло не оставить свой отпечаток. И теперь это привело к тому, что Эмили, дорогая Эмили должна вернуть себе то, что по праву принадлежит ей.
Бедная полноправная императрица. Она ещё не догадывается, что случилось с её миром и как это может повлиять на её будущее и будущее Империи в целом, если к концу всей этой истории от неё что-то останется. Новые миры не всегда бывают дружелюбными, и никто не запретит другим обитателям «входить» в незнакомое измерение со своим оружием в руках.
В одном из будущих Империю ждали страшные времена. Эмили сама начнёт искать Чужого, когда придёт время. И он объявится, потому что Бездна не будет граничить с чем-либо, образуя одну единую сеть.
Нечто похожее он видел в одном из миров, обыденном в своём развитии. Только там данный «переход» (а других слов Чужой просто не мог подобрать) проходил через плотные слои тумана, формы из многогранников и других геометрических форм, различных пузырей невиданных ранее цветов и, даже, форм. Нет смысла и говорить о том, что для Чужого существа, обитающие там, говорили на неизвестном языке, и хранителю Бездны, который не мог проникнуть внутрь чьей-либо головы или сделать ещё что-то из-за враждебности этого измерения ничего не было понятно. Одно он знал точно – эта эзотерическая масса пока что находится в своём мире, соединяя множество известных ей. Но ничего не мешает теперь воспользоваться порталами, открывая и поглощая в себя что-то новое.
Наконец-то обратив внимание на своих гостей, Чужой, наконец-то добавил:
- Удовлетворит. К тому же зная вас, он наиболее вероятен.
- А вы, - теперь он обращался к женщине, - не умрёте, пока будете вместе. И здесь дело не только в возможностях вас и вашего партнёра. Но вам придётся сделать выбор, о котором вы должны догадаться сами. Не существует всех возможностей сразу, ни в этом мире, ни в каком-либо другом.
Он наклоняет голову, вновь осматривая своих гостей.
- Ваша дочь вспоминает вас, - без каких-либо объяснений.
Что-то сокровенное оказывается в Бездне, переливается и блестит на фоне других предметов. Нечто известное его гостям из их мира, как надежда на то, что в итоге они смогут вернуться домой.
- Вы не сможете вернуться обратно тем же способом, но вас может ждать долгий путь через другие миры. Десятки или даже сотни – не так важно. Несколько этих «порталов» уже открылось и здесь, в большинстве своём они дружелюбные, но, люди, весьма… непредсказуемы. Один находится относительно близко от вас – вы можете добраться до него на одном из кораблей, которые любят останавливаться здесь на отдых, либо самостоятельно пешком через льды, почти везде окружающие этот остров. Вы увидите, куда вам надо идти.
Была ли эта помощь подобного плана нужна им? Чужой указал дорогу, подтолкнув их к принятию нового решения, как поступал снова и снова до этого, но пока не одарял этих существ силой Бездны, полагая, что те ещё в ней не нуждаются.
Они способны на многое.
И для этого иная сила им не нужна.

Отредактировано outsider (2015-08-24 14:54:33)

0


Вы здесь » INDEPENDENT SKY: try harder and cross it! » квесты » His Dark Materials || Dishonored — Silent Winter


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC